Александр Стависский

 

ХНЮ ПОБЕДЫ

 

пьеса для народного героя в одном действии
в стихах с прологом и эпилогом.

 

Там у Божьего причала
(их понять не в силах мы)
Бродят светлые начала
Бестелесны и немы.

Д. Хармс

 

Действующие лица:

Хню пребывает.

Дядя Гена — 1-й ведущий.1

Дядя Леша — 2-й ведущий.

Петр Иванович Рататуй — художник.

Смерть.

 

 

 

Пролог

1-й Ведущий.

Я — ведущий дядя Гена

Я всегда веду учет

Все что необыкновенно

Заношу себе в блокнот.

Чирк да чирк!

Да вустр-дустр!

Вот портрет, вот натюрморт!

Жизнь прекрасна дустр-вустр!

И похожа на кроссворд.

Как чудесны эти знаки!

Вот пейзаж, а вслед за ним

Зацветает аки маки

Лучезарный херувим.

Хню стыдливо пробегает,

Подминая бок травы.

Мхом укутавшись мечтает

Повстречаться с женихом.

Он пока ее не знает.

Но как бабочка влеком.

Алексей, скажите слово.

Ваше слово как гранит.

Если пущено сурово

Пуще пушки прогремит.

2-1 Ведущий.

Дядя Гена, мы — полено

На котором черенки

Зеленеют без измены

И толпятся как штыки.

Мир огромен и не ровен

Час неровен, куб кругел

Глаз сощурен между бровен

И все видит как орел.

Лоб сверкает, сердце тает,

Ноги бегают взахлеб,

Руки ловят и играют

Формы мня как будто хлеб.

Же и шеся нам не каки,

Не ничто и не сумня —

Лампион горит во мраке

В даль маня на зеленя.

И взирая на героев

В запотевший окуляр,

Очи рая бры слезою,

Заполняя формуляр.

Набухают влагой почки.

Хню задумалась в полях.

Распускаются листочки

На дремучих стебелях.

Крепкой силой налитой

Приближается герой.

 

Действие первое и единственное

 

Петр.

Я как печка полыхаю

Страшным творческим огнем,

И смертельно погибаю

Весь пронзенный острием.

Ветры дуют в грудь пустую,

Раздувая жар и пыл!

Бейте в бубен, рвите струи!

Пробил час, фонтан забил!

 

Появляется мольберт.

 

Этот жертвенный треножник

Нависает как скала,

И глумится, как острожник,

И звенит, как балала.

В этой круче зубы щеря,

Скупо зря по сторонам,

Притаилася пещера

С тайным кладом Амальгам.

А у клада — вот досада!

Весь бряцая чешуей,

Змей лежит — исчадье ада,

В мелки кольца завитой.

Я кричу, стучу ботфортой,

Рву забрало на скаку

И ползу как шнур бикфордов,

Сжав оружье в кулаку.

С щетиной наперевес

Я иду на перерез.

Раз! Удар! Отвага плещет!

Враг пугается, дрожит,

Всеми членами трепещет

И во тьму веков бежит.

Он простудою замучен.

Позади кровавый след.

Кости брякают как туча.

Зубы падают как снег.

И врага в помине нет!

 

Появляется  С м е р т ь  с косой.

Петр.

Ой, кто это? Неужели, ты девочка Хню?

Смерть.

Я не девочка и не Хню.

Петр.

Не Хню? А, догадался. Ты — моя муза.

Смерть.

Нет не муза.

Я твоя обуза.

Петр.

Что за баба?

Что за пьяна?

Смерть.

Я не баба,

Я не пьяна.

Я твоя смерть упряма.

Я — конец твоей дороги,

Я — начало новых дней.

Ты сейчас протянешь ноги,

Раскрасавец удалей!

Не кричи! Не три сопатку!

Тут тебе не мать имать.

Подставляй свою лопатку

И ложись-ка помирать.

 

Появляется гроб.

Петр.

Ой-ой-ой! Помирает герой!

Мастер кисти удалой

Погибает на корню.

Где ж ты, ласковая Хню?

Не увижу я зазнобу,

Погибая с юных лет!

Уж открыта крышка гроба,

А тебя со мною нет!

Я маню и не могу.

Где ты, Хню? Скажи гу-гу!!!

 

Ложится в гроб.